19:48 

Небольшое путешествие

V_poiskah_sebya
Успокойся. Вдохни. Будет все хорошо.
Папа у меня железнодорожник. Звонит мне в начале недели и говорит, что в субботу ему поставили три Сестрорецка. Поясняю, это его график... В течении дня он три раза скатался от Финляндского вокзала до Сестрорецка и обратно.
В общем, поболтали и решили, что семьей поедем до Сестрорецка, а потом на автобусе до Зеленогорска. Погуляем там малек и папка нас обратно на электричке отвезет))

Пенаты
Не успели сесть в Сестрорецке на 211 автобус (кстати, автобус идет от метро Черная речка, но на нем в 2 раза дольше добираться), который едет до Зеленогорска, как в голову приходит мысль сделать остановку в Репино, где находится усадьба И.Е. Репина.



Небольшую усадьбу в местечке Куоккала, расположен­ную на берегу Финского залива, в сорока пяти километрах от Петербурга, Репин (24 июля 1844 года, Чугуев, Украина, - 29 сентября 1930 года, Куоккала, Финляндия.
Русский художник, живописец, мастер портретов, исторических и бытовых сцен. Мемуарист, автор ряда очерков, составивших книгу воспоминаний «Далёкое близкое») приобрел в 1899 году на имя своей второй жены Н. Б. Нордман. С 1900 года художник про­водил здесь большую часть времени. Его привлекала кра­сота северной природы, тишина, которая иногда нару­шалась только шумом моря. Близость к Петербургу да­вала возможность не прерывать занятий с учениками Академии художеств, профессором которой тогда был Ре­пин, и не отрываться от общественной и художественной жизни столицы.

Купленный Репиным участок (около двух гектаров), запущенный, заросший кустарником и деревьями, через несколько лет превратился в парк с аллеями, беседками, прудами, которые наполнялись водою из вырытого около дома артезианского колодца. Каждая дорожка, холмик, беседка, рощица получили свои названия (порою не­сколько претенциозные, что было в духе Нордман). От дома, огибая справа небольшой пруд, шла «Аллея Пуш­кина». Она пересекала обрамленную соснами зеленую лужайку, названную «Площадью Гомера», а стоящая здесь же, на пригорке, деревянная беседка с колоннами стала именоваться «Храмом Озириса и Изиды».



В конце «Аллеи Пушкина» была выстроена двена­дцатиметровая ажурная «Башенка Шехерезады», с вер­шины которой открывался вид на залив.



Горку, отделявшую репинский участок от лежащего за ним поля, назвали Чугуевской горой в память о родине художника. Небольшой холм у подножия горы, окружен­ный пирамидальными можжевельниками, был одним из любимых уголков парка. Здесь Репин завещал себя по­хоронить.



Маленький одноэтажный домик, в котором поселился художник, постепенно обрастал со всех сторон пристрой­ками, верандами, балконами. Каждое лето в «Пенатах» работали плотники, столяры. Стучали топоры, звенели пилы. В 1906 году поднялся второй этаж с затейливыми скатами кровли, стеклянным шатровым перекрытием ма­стерской, резными украшениями, флюгерами. Все делалось но замыслу и рисункам художника и под его наблюде­нием. В отделке дома Репин использовал мотивы народ­ных узоров, памятных ему еще с юношеских лет.



Это было время, когда русские художники пытались возродить национальные кустарные промыслы. У Мамон­това в Абрамцеве, у княгини Тенишевой в Талашкине были открыты мастерские, где по эскизам Врубеля, Поле­нова, Малютина и других художников народными умель­цами исполнялись деревянные, керамические и текстиль­ные изделия. Работал в этих мастерских и Репин, и его увлечение народным искусством впоследствии сказалось на облике «Пенатов». Эскизов Репина не сохранилось, но о том, что они принадлежали художнику, мы узнаем из письма Стасова к Нордман от 21 января 1905 года. Стасов писал: «...нельзя ли Вам снять фотографией ма­ленькие образчики архитектуры Репина: „Ворота" Ваши с орнаментами (с улицы), необыкновенное „окно" на фасаде, которое мне так нравится, и что Вы еще най­дете сами».

Строительство в «Пенатах» велось постепенно, без цельного архитектурного плана, и дом принял несколько странный, причудливый вид. Однако при близком знаком­стве легко убедиться в целесообразности каждой при­стройки, рассчитанной на то, чтобы в доме было много света, воздуха. Все делалось с той мыслью, чтобы здесь удобно было жить и работать художнику.

Усадьба стала достопримечательностью этих мест. Многочисленные репинские гости, приезжавшие из Пе­тербурга, выходили на станции Куоккала, где их уже под­жидали извозчики. Маленькие финские лошадки весело бежали по широкой дороге, обрамленной густыми елями и соснами. Две версты пути, и показывались ярко раскра­шенные деревянные ворота с резной надписью «Пенаты».

Заворотами—березовая аллея, уходящая в глубь парка. Несколько десятков шагов по мощенной булыжни­ком дорожке, и справа открывался вид на двухэтажное деревянное здание.

С 1907 года Репин, отказавшись от профессорства в Академии художеств, стал постоянным жителем «Пе­натов». Юридической хозяйкой усадьбы была Нордман. По завещанию, составленному в 1910 году, в случае ее смерти «Пенаты» становились пожизненной собствен­ностью Репина, а потом переходили к Академии худо­жеств при условии, что там будет открыт домик-музей И. Е. Репина.

Это согласовалось с желанием самого художника, и после смерти Н. Б. Нордман в 1914 году он хлопотал о вступлении в силу ее завещания.

Великая Октябрьская революция застала Репина в «Пенатах». По декрету о независимости Финляндии, подписанному В. И. Лениным в 1918 году, Куоккала, как часть финской территории, отделилась от Советской Рос­сии, и Репин был отрезан от своих друзей, от привычной художественной среды.

В первые годы после революции художник находился в полном неведении о том, что делалось за рекой Сестрой, ставшей государственной границей, поэтому порою верил злобным вымыслам белой эмиграции о том, что его твор­чество в России забыто.

Старшая дочь художника Вера переехала к нему из Петрограда в 1922 году, и с этого времени она стала фак­тической хозяйкой «Пенатов». Корыстолюбивая, враж­дебно настроенная к Советской России, она всячески ме­шала наладить связи отца с Родиной.

Однако никакие усилия не могли разорвать кровные узы, связывавшие Репина с его родной землей и его на­родом. Восьмидесятилетний Репин был потрясен, узнав, что в 1924 году в Москве в Третьяковской галерее, а потом (1925 г.) в Ленинграде в Русском музее устрое­на юбилейная выставка его произведений — самая пол­ная из всех, какие когда-либо были при жизни худож­ника.

Со всех концов России в тихие «Пенаты» пришли письма, поздравительные телеграммы. К художнику стали приезжать прежние друзья — К. И. Чуковский, скульптор И. Я. Гинцбург, академик И. П. Павлов.

Большим событием и радостью для старика Репина был приезд в 1926 году делегации советских художников (Е. А. Кацман, П. А. Радимов, А. В. Григорьев) во главе с любимым учеником Репина И. И. Бродским.

В том же году Репин получил от К. Е. Ворошилова письмо, которое напоминало ему, что место художника на обновленной родине, где его всегда ждут, Репин решил вернуться. Однако дети воспротивились его намерению и отказались ехать вместе с ним. Худож­ник был слишком немощен, чтобы предпринять решитель­ные шаги и идти на разрыв с близкими, и со дня на день стал откладывать срок своего переезда.

Репин искренне радовался успехам Советской России, и прежде всего в литературе, поэзии, живописи. Он оста­вался всю жизнь русским подданным (не принял пред­лагаемого ему финского гражданства), но стать участни­ком великих дел своей Родины уже не мог.

В одном из последних писем к своим землякам-украин­цам Репин признается, что, несмотря на страстное жела­ние побывать на Украине, в родных местах, судьба су­лила ему найти могилу в парке «Пенатов».

В первые годы после Великой Октябрьской революции Репин не изменил своего намерения завещать «Пенаты» Академии художеств (он писал об этом несколько раз в Советский Союз). Только в августе 1927 года, во время тяжелой болезни, дети Ильи Ефимовича Репина заставили восьмидесятитрехлетнего отца подписать распоряжение, по которому все художественное собрание после его смерти делилось между ними.

До 1939 года Вера Ильинична жила в «Пенатах». В начале войны 1939 года она бежала в Хельсинки, за­хватив часть картин и рисунков отца. Вместе с нею уехал и ее брат Юрий Репин.

Сотрудники музея Академии художеств СССР застали дом Репина в страшнейшем беспорядке: все было брошено, ценнейший архив художника валялся на полу вместе с его личными вещами и оставшимися произведениями.

В течение нескольких месяцев дом был приведен в по­рядок и весной 1940 года открыт для посетителей как му­зей. Однако музею не суждено было долго просущество­вать. Началась Великая Отечественная война. Карельский перешеек стал ареной военных действий. Художественные произведения, мемориальные вещи и часть обстановки дома были вывезены в Ленинград, в Академию художеств. Когда наши войска летом 1944 года освободили Куоккалу, репинские «Пенаты» были пепелищем недавнего пожара. От дома остались только фундамент и остовы печей. Парк поредел, пруды высохли и заросли кустарником.

Тогда же, в 1944 году, отмечалась столетняя годов­щина со дня рождения художника. Постановлением пра­вительства решено было восстановить «Пенаты» как вы­дающийся памятник русской культуры, а поселок Куоккала переименовать в поселок Репино.

Восстановление «Пенатов» заняло много времени. Об­меров репинского дома не было, поэтому его восстанав­ливали по сохранившемуся фундаменту и многочислен­ным фотографиям, которые были сделаны здесь в различ­ные годы жизни Репина и после его смерти.

24 июня 1962 года состоялось торжественное открытие возрожденных репинских «Пенатов».

Полная версия http://ilyarepin.ru/penati/


Адрес музея:
197738, г.Санкт-Петербург, пос.Репино, Приморское шоссе, дом 411
Телефон: +7 (812) 432-08-34
Телефон/факс: +7 (812) 432-08-28
E-mail: penates@nimrah.ru
Музей открыт с 10:30 до 16-17 ч. в зависимости от времени года.
Пн и Вт - выходные дни.

@темы: из жизни, мой город, путешествуя по миру

URL
Комментарии
2011-08-07 в 20:00 

enamorada.
♪♫♫♪♫♪♪♫♪♫
красиво там) здорово вот так сорваться и махнуть куда-нибудь)

2011-08-08 в 12:01 

V_poiskah_sebya
Успокойся. Вдохни. Будет все хорошо.
И не говори) Очень живописное место!
Хотя парк уже зарос... Уже не то, что при Репине.

URL
2011-08-08 в 13:15 

enamorada.
♪♫♫♪♫♪♪♫♪♫
заросший дикий парк по своему даже привлекательнее)

   

Предаваясь забвению

главная